Arms
 
развернуть
 
300041, г. Тула, пр. Ленина, д. 45
Тел.: (4872) 36-37-16, 31-27-79
oblsud.tula@sudrf.ru
схема проезда
показать на карте
300041, г. Тула, пр. Ленина, д. 45Тел.: (4872) 36-37-16, 31-27-79oblsud.tula@sudrf.ru

Понедельник

9.00 -18.00

Вторник

9.00 -18.00

Среда

9.00 -18.00

Четверг

9.00 -18.00

Пятница

9.00 -16.00

Перерыв на обед: 13.00 -13.37

Суббота

выходной

Воскресенье

выходной

Адрес суда:
факс: (4872) 36-10-19
Телефон первой инстанции по уголовным делам:
(4872) 31-27-79
Телефон апелляционной инстанции по уголовным делам:
(4872) 36-29-12
Телефон апелляционной инстанции по гражданским делам:
(4872) 31-23-11
Телефон судебной коллегии по административным делам:
(4872) 36-16-28
Телефон кассационной инстанции по уголовным, гражданским и административным делам:
(4872) 31-22-83
Телефон приемной граждан 
Тульского областного суда:
(4872) 31-14-63
 


О СУДЕ
История

19 сентября 1777 года по Указу императрицы Екатерины II на карте России появилась Тульская губерния с 12-ю уездами: Алексинским, Белевским, Богородицким, Веневским, Епифанским, Ефремовским, Каширским, Крапивенским, Новосильским, Одоевским, Тульским и Чернским. В рамках реформы местного управления («Учреждения для управления губерний Всероссийской империи», 7 ноября 1775 года) в Тульской губернии, как и других образованных российских регионах, впер­вые создается система специальных судебных учреждений.
В эпоху абсолютной монархии Россия не могла в рамках екатерининских преобразований получить суд как самостоятельную ветвь власти в государстве. Созданные судебные учреждения являлись одним из инсти­тутов управления и подчинялись не только вышестоящим судебным инстанциям, но и, прежде всего, местной администрации - «Государеву Наместнику». Хотя в «Учреждениях для управления губерний Всероссийской империи» и было указано, что «он есть яко хозяин своей губернии, а не Судья», ни один приговор и решение высших органов местной судебной власти - Палат уголовного и гражданского суда не вступали в законную силу без утверждения губернатором. Но главное - при Екатерине II Россия, наконец, получила пусть громозд­кую и многоступенчатую, но все же систему судебных органов, имевших исключительное право вершить пра­восудие. И даже губернатор, по крайней мере, декларативно, был все же отделен от суда. Ему предписыва­лось ^строгое и точное взыскание чинить со всех ему подчиненных мест (а именно той губернии Уголовной Палаты, Гражданской ... и им подчиненных мест) и людей об исполнении законов и определенного их звания и должностей, но без суда да не накажет никого, преступников закона и должностей да отошлет куда по уза­конениям следует для суда», «который решал не инако, как в силу Государственных узаконений».
Судебная система России, созданная по Указу Екатерины II, строилась по сословному принципу. В каждой губернии создавались судебные инстанции (уездные и губернские) для каждого из трех российских сосло­вий - дворянства (Нижние земские и Уездные суды, как 1-я инстанция, и Верхний земский суд в качестве 2-й судебной инстанции), городских жителей (Городовые магистраты и Губернский магистрат) и свободных крестьян (Нижние и Верхняя расправы). Третьей инстанцией для каждой категории сословных судов стал губернский всесословный судебный орган - Палаты уголовного и гра­жданского суда. Вершину судебной власти в стране венчал Правительствующий Сенат.
Особняком в местных судебных органах стоял Совест­ный суд, который рассматривал дела о преступлениях, со­вершенных по невежеству, безумными, малолетними, о колдовстве, чародействе, знахарстве и ворожбе, жалобы на незаконное содержание в тюрьме, а также примирял стороны по гражданским спорам. Решения Совестного су­да можно было обжаловать в «вышний совестный суд». В 1852 году Совестные суды упразднили «за безрезультат­ностью».
«Выбивались» из судебной системы и Нижние земские суды. Они лишь отчасти отвечали своему названию, так как, по сути, были судебно-административным органом. Им давалось право выносить приговоры лицам, уличен­ным в нарушении благочиния, добронравия и порядка, они рассматривали дела об укрывательстве беглых людей с возвращением их законному владельцу. Так, в начале XIX века Каширский земский суд рассматривал дело о крестьянах члена Тульской уголовной палаты П. М. Шепотьева, скрывавших у себя беглых «господских людей». «Земский исправник всякому обиженному дает судейское покрови­тельство», - гласили «Учреждения для управления губер­ний Всероссийской империи». Но в тоже время, главе нижнего земского суда - земскому исправнику - подчиня­лись земская полиция, он отвечал за приведение в испол­нение закона, приведение в действие повелений губерн­ского правления. Нижний земский суд наблюдал за ис­правностью дорог и мостов, следил за торговлей и состоя­нием цен. Как мы расскажем ниже, именно чины нижних земских судов чаще других представителей судебной вла­сти сами попадали под суд...
Как сообщает путешественник Ф. Г. Дильтей, автор книги «Собрание нужных вещей для сочинения новой гео­графии о Российской империи», вышедшей в свет в 1781 году, 10 декабря 1777 года в Тулу для официальной це­ремонии открытия Тульской губернии приехал генерал-по­ручик и кавалер, «Государев Наместник» Михаил Никитич Кречетников. Ему предстояло организовать и провести в Туле выборы от дворянства в уездные и Нижние земские суды, Тульский верхний земский и Тульский совестный суд, принять присягу от назначенных председателей, со­ветников и асессоров Палат уголовного и гражданского су­да, председателей Тульского совестного суда. Тульского верхнего земского суда. Тульской верхней расправы и Тульского губернского магистрата. Всех членов этих су­дебных присутствий в России называли «судьями».
По «Учреждениям для управления губерний Всероссий­ской империи» председатели обеих судебных палат и Верхнего земского суда назначались императором по предложению Сената, который «избирал достойных людей на каждое порожнее место по два, вносил доклад импера­тору и ожидал повеления». Советники и асессоры палат, председатели Губернского магистрата. Верхней расправы определялись Сенатом. Председатель Совестного суда из­бирался всем судейским сообществом губернии как самый «способный, совестный, рассудительный, справедливый и  беспорочный человек», и утверждался губернатором. Вее остальные «судьи» избирались дворянством каж­дые три года, и губернатор «буде за ними нет явного порока, утверждал выбор дворянства», и лишь расправные судьи (возглавляли Нижние расправы) определялись губернатором из чиновных людей.
15 декабря 1777 года М. Н. Кречетников осмотрел помещения наместнического правления, палат и «дру­гие присутственные места Членов», убедившись, что «к открытию оных снабжены всеми потребностями» и «удовольствованы нужными вещами: зерцалами, сукном, чернильницами», имеют текст высочайшего Учреж­дения и «печатные законы». После чего чиновники собрались «в Соборной церкви» -Успенском соборе туль­ского кремля, и «по выслушивании литургии, все они приведены к присяге, и потом угощены от Государева Наместника обеденным столом».
21 декабря 1777 года в Туле прошли выборы заседателей Верхнего земского суда, уездных судей и земских исправников. Как сообщал Екатерине II тульский губернатор М. Н. Кречетников о результатах таких же вы­ боров 1787 года, «собрание руководимо было единодушием и беспредельным стремлением к выполнению все­милостивейшего благоизволения, избрав к исправлению должностей в уездные судьи и земские исправники людей дознанного служения и свойственностей».
22 декабря избирались заседатели уездных и нижних земских судов, 23 декабря - заседатели Тульского совестного суда. По словам Ф. Г. Дильтея, после каждых выборов представители благородных обществ обедали у наместника: в первый день «судьи» Белевского, Алексинского и Одоевского уездов, во второй - Крапивенского, Епифанского, Веневского и Чернского, на третий - заседатели Верхнего земского и Совестного суда, судьи Ефремовского и Богородицкого уезда.
В декабре 1777 года в Тульской губернии были избраны 12 уездных судей и столько же земских исправ­ников. Для присутствия в уездных судах - 21 дворянский заседатель, по два в каждом уезде, кроме Венева и Новосили, где дворяне смогли определиться с выбором только одного заседателя, а в Новосили избранный дворянством капитан Сергей Тимофеевич Карпов вскоре был назначен ефремовским городничим. Для ра­боты в нижних земских судах дворянство выбрало 23 заседателя, опять же по два для каждого суда, лишь в Кашире одно место осталось вакантным (подробнее см. главу «Тульское правосудие от «А» до «Я»). По вы­бору дворянства, подтвержденному наместником, девять человек стали заседателями Тульского верхнего земского суда (закон предусматривал по 5 заседателей в департаменты уголовных и гражданских дел) и два - заседателями Тульского совестного суда. Председателем Тульского совестного суда судейский корпус губернии выбрал «по баллам» статского советника, кавалера ордена Св. Владимира 4-й степени Ивана Ники­тича Иевлева.
Право вершить правосудие в губернии получили и 15 назначенных «судей». Это председатели двух депар­таментов Тульского губернского магистрата: уголовных дел - надворный советник Василий Васильевич Ры-качев и гражданских дел - коллежский асессор Петр Петрович Толбузин." Председатели департаментов Тульского верхнего земского суда: уголовных дел - статский советник Иван Яковлевич Попов13 и граждан­ских дел - коллежский советник Степан Степанович Пасевьев.16 Председатели департаментов Тульской верх­ней расправы: уголовных дел - коллежский асессор Федор Кириллович Баранов и гражданских дел - коллеж­ский асессор Петр Федорович Ладыженский.
Статский советник Петр Андреевич Сысоев стал первым председателем Тульской палаты уголовного су­да, статский советник Егор Андреевич Фоминцин - председателем Тульской палаты гражданского суда. По­мимо них в палатах заседали по два советника и асессора (подробнее о людях, служивших в обеих палатах см. биографическое приложение к этой главе).
Большинство тульских дворян, назначенных или выбранных в 1777 году «для судебного присутствия» - от­ставные военные, бывавшие на полях сражений в войне с Пруссией и Турцией. Забегая вперед, отметим, что вплоть до судебной реформы Александра II военное прошлое имелось в послужных списках двух третей су­дебных чинов. Так, среди председателей, советников, асессоров и заседателей Тульских палат уголовного и гражданского суда 1777-1867 гг. 40 человек - отставники, 16 из них до утверждения в должности имели опыт гражданской службы, 21 - делали карьеру сразу на гражданском поприще.
Каких-либо специальных знаний для избрания-назначения судейских чинов российские законы не преду­сматривали. Более того, и получить эти знания в России было негде. В русских университетах преподавалось только римское право. В 1828 году по предложению Сперанского из Санкт-Петербургской и Московской духов­ных семинарий вызвали 6 наиболее способных студентов, которые в Санкт-Петербургском университете впер­вые слушали курс лекций по русскому публичному и гражданскому праву. В 1832 году эти «слушатели» уже воз­главили открытые в университетах России специальные кафедры по отдельным отраслям отечественного пра­ва. 5 декабря 1835 года в Санкт-Петербурге на средства принца П. Г. Ольденбургского (потратил свыше миллио­на рублей) было открыто Императорское училище правоведения «для юридического образования юношества». Принц Ольденбургский стал попечителем училища, передав его в ведение министерства юстиции.
Первым, насколько нам извест­но, судьей Тульской губернии с уни­верситетским образованием стал поручик Василий Борисович Субукин. Он закончил Московский уни­верситет, геройски воевал во время Отечественной войны 1812 года, за что был награжден тремя орденами, а в 1826 году был избран белевским уездным судьей. Из членов туль­ских судебных палат за все время существования этих учреждений высшее специальное образование имели всего десять человек: они за­канчивали юридические факульте­ты Московского, Санкт-Петербург­ского и Казанского университета. Первый из них - Андрей Федорович Якубович, председатель Тульской палаты гражданского уголовного суда (1823-1828). Двое - Владимир Леонтьевич Халютин, товарищ пред­седателя Тульской палаты уголов­ного суда (1855-1859), и Лев Федо­рович Отто, товарищ председателя Тульской палаты гражданского су­да (1845-1848), были выпускниками Императорского училища правове­дения. Восемь председателей и дво­рянских заседателей учились в ка­детских корпуса, трое из них -в Тульском Александровском ка­детском корпусе. Семен Герасимо­вич Кандорский, советник Тульской палаты гражданского суда (1803), заканчивал духовную семинарию. И, наконец, Алексей Михаилович Тихменев, товарищ председателя Тульской палаты уголовного суда (1851-1855), учился в Горном кадет­ском корпусе...
26 декабря 1777 года «по благо-успешном совершении выборов из дворянства сей губернии к общест­венным должностям» состоялось торжественное открытие Тульского наместнического правления и Туль­ских палат уголовного и граждан­ского суда. В девять утра «все при­сутствующие» собрались в доме у губернатора, откуда следовали в Соборную церковь к литургии, ко­торую совершал Преосвященный Феодосии, епископ Коломенский и Каширский; «при окончании гово­рил пристойное к сему случаю сло­во. Закончилась служба «восклица­ниями многолетия и пушечной паль­бой». После чего епископ Феодосии и Кречетников «в устроенной церемонии шествовали к дому наместни­ческого правления».
В соответствии с «Учреждени­ями для управления губерний Все­российской империи»19 чиновники следовали за губернатором в стро­гом порядке, каждый на своем мес­те согласно «расписанию»: кто впе­реди, кто рядом, кто сзади по каж­дому ведомству. Так, председатель, советники и асессоры Палаты уго­ловного суда находились на четвер­той из двадцати двух ступеней мест­ной иерархической лестницы после губернатора, чинов губернского правления и Казенной палаты. Пя­тыми в колонне шествовали члены Тульской палаты гражданского су­да. Здесь, так же как и в Палате уго­ловного суда, закон предписывал впереди идти председателю, потом двум советникам, за ними двум асессорам «рядом». Седьмыми, по­сле губернского прокурора, позво­лялось идти чинам Совестного суда, девятыми - Нижнего земского суда, причем впереди заседатели, а за ни­ми исправник. Судья и дворянские заседатели уездного суда двигались восемнадцатыми. Замыкал шествие городской глава и мещане.
Открытие здания судебных па­лат сопровождалось, как рассказы­вает Ф. Г. Дильтей, водоосвящением и окроплением всех присутствую­щих святой водой. М. Н. Кречетни­ков напутствовал членов палат к службе, «упомянув при том чле­нам о святости беспристрастного и нелицеприятного правосудия». Как сообщает «Подробный журнал от­крытия Тульской губернии», «как все оные присутствия приуготовле­ны были во всех принадлежностях так что беспрепятственно могли приступить ко исполнению на них возложенного, по чем того же дня во исполнение дел и вступили». Этот важный в истории тульского правосудия день закончился гранди­озным балом-маскарадом в доме за­водчика Демидова, у которого вече­ром собралось до 900 человек «по исчислению розданных билетов», и фейерверком, за которым наблюда­ли «бесчисленное стечение зрите­лей».
27 декабря 1777 года «с теми же обрядами» состоялось открытие Тульского верхнего земского суда и Губернского магистрата. В январе 1778 года М. Н. Кречетников побывал во всех уездных городах губернии, открывая местные суды (воспоминания А. Т. Болотова об открытии уездного и нижнего земского суда в Богоро-дицке, см. в главе «Богородицкий районный суд»). Председатель Тульской палаты граж­данского суда Е. А. Фоминцин присутствовал на торжествах по случаю открытия пяти ниж­них расправ, созданных в губернии: в Туле, Черни, Ефремове, Дедилове и Гремячеве.
В 1797 году Павел I пытался реформиро­вать судебную систему России, сократив не­сколько судебных инстанций. По всей стране упраздняются Нижние расправы и суды 2-й ин­станции (Верхние земские суды, Губернские магистраты и Верхние расправы). Система су­допроизводства немного упрощается: теперь нижние земские и уездные суды рассматрива­ют в пределах своей компетенции все уголов­ные и гражданские дела в уезде, составляя мнение, которое направлялось на утвержде­ние в департаменты уголовных и гражданских дел Палат суда и расправы. Так с 1797 года ста­ли называться губернские Палаты уголовного и гражданского суда. Неизменной осталась лишь роль Сената.
Но уже в 1801 году Александр I вернулся к прежней структуре Палат уголовного и гра­жданского суда, в состав каждой входили те­перь председатель, советник (с конца 30 годов XIX - товарищ председателя) и четыре заседа­теля: два от дворянства, два от купечества. Увеличились и штаты служащих Палат. Если в 1777 году делопроизводство вел один секре­тарь, то теперь - секретари, протоколисты, ре­гистраторы, архивариусы и мелкие канцеляр­ские служащие (писцы и т. д.). Изменился и состав уездных судов: помимо двух дворян­ских заседателей, в них включили двух купе­ческих заседателей и двух - от сельских жите­лей. Заседатели принимали участие в разре­шении дел, касавшихся их сословия.
С 1801 года заседатели обеих палат выби­рались от дворянства и купечества, уездного и нижнего земского суда - от дворянства, купе­чества и сельских жителей. С 1831 года стали назначаться по выборам и председатели Па­лат. В таком виде судебная система России просуществовала до 1864 года.
 

По материалам книги И. Парамоновой "Летопись тульской судебной системы 1777-2007 г.г." 

опубликовано 13.03.2010 03:54 (МСК), изменено 09.02.2016 09:50 (МСК)

Понедельник

9.00 -18.00

Вторник

9.00 -18.00

Среда

9.00 -18.00

Четверг

9.00 -18.00

Пятница

9.00 -16.00

Перерыв на обед: 13.00 -13.37

Суббота

выходной

Воскресенье

выходной

Адрес суда:
факс: (4872) 36-10-19
Телефон первой инстанции по уголовным делам:
(4872) 31-27-79
Телефон апелляционной инстанции по уголовным делам:
(4872) 36-29-12
Телефон апелляционной инстанции по гражданским делам:
(4872) 31-23-11
Телефон судебной коллегии по административным делам:
(4872) 36-16-28
Телефон кассационной инстанции по уголовным, гражданским и административным делам:
(4872) 31-22-83
Телефон приемной граждан 
Тульского областного суда:
(4872) 31-14-63